Дом – наш, земля – наша, город – наш!

ДВИЖЕНИЕ  «ЖИЛИЩНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ»

ЗАЯВЛЕНИЕ
в связи с «круглым столом» в пресс-центре АиФ 12 февраля 2009 г.

Круглый стол назывался «Система переработки отходов в г. Москве. Пути развития». Но  стол оказался полукруглым. Его следовало бы назвать: «За строительство заводов для сжигания мусора в г. Москве». Именно такова была позиция официальных участников, получивших слово для выступления (состав участников – в Приложении). Больше никто слова не получил – ни для вопроса, ни для выступления. Альтернативная точка зрения   была упомянута только для того, чтобы обвинить в непрофессионализме «зеленых» и разную прочую общественность.
Между тем только в Московской городской Думе проблеме обращения с твердыми бытовыми отходами (ТБО)  за последние несколько месяцев были посвящены: заседание Комиссии по экологии 21 октября,  совместное заседание Комиссии по экологии и Молодежной палаты 25 ноября, круглый стол фракции «Яблоко» и ее Совета общественных экспертов по жилищному самоуправлению 18 декабря, круглый стол фракции КПРФ 23 января. В них участвовали представители общественности (в том числе высшей квалификации) и представители Правительства Москвы. Резюме Совета общественных экспертов по жилищному самоуправлению было направлено в СМИ, в общественные организации, в департаменты Правительства Москвы.
Со своей стороны, движение «Жилищная солидарность» заявляет:
1.    Проблема ТБО непростительно запущена по вине Правительства Москвы. Москва и область приближаются к катастрофической ситуации: емкость свалок исчерпана, а альтернатива не подготовлена.
2.    Навязчиво обсуждаемая альтернатива «либо захоранивать, либо сжигать» - ложная. Во всех обсуждениях не прозвучал ни один голос за только захоронение. Вопрос в другом – что и где утилизировать, сжигать, захоранивать.
3.    Сторонники строительства МСЗ в существующей застройке ссылаются на мировой опыт. Однако при этом замалчивается, что  в мировой практике сжигаются исключительно отсортированные отходы, что несмотря на это налицо широкие протестные движения, и что  количество таких заводов сокращается.
4.    Между тем 22 апреля 2008 г. Правительство Москвы постановлением №313-ПП   УЖЕ  зарезервировало земельные участки под мусоросжигательные заводы в городе,  УЖЕ  установило производительность этих заводов, но  НЕ  установило процент сортировки отходов жилого сектора перед сжиганием.
5.    Мы считаем, что сортировка ТБО должна быть ПОЛНОЙ, утилизация – максимальной, захоронение – минимальным.
6.     Сжигание допустимо только после сортировки и только за городом. Сжигание в городе недопустимо, учитывая традиционно низкую технологическую дисциплину и подчиненность контролирующих служб.
7.    Надежды на раздельный сбор ТБО от многоэтажных жилых домов – иллюзорны. Ведь в домах нет трех-четырехканальных мусоропроводов. Необходимо налаживать сортировку на придомовых территориях (при раздельном вывозе) либо на специальных заводах. Это работа для малого бизнеса.
8.    Необходима программа обращения с ТБО, совместная с Московской областью, и необходимо общественное обсуждение не программы, а проекта программы.
9.    Схему размещения объектов для работы с ТБО должно утверждать местное (районное) сообщество на местном референдуме как часть проекта планировки территории района.

Сопредседатели движения «Жилищная солидарность»:
А. Демидов,      В. Гуменюк,      Д. Катаев,      Л. Пономарев

Дом – наш, земля – наша, город – наш!

ДВИЖЕНИЕ  «ЖИЛИЩНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ»

ЗАЯВЛЕНИЕ
в связи с «круглым столом» в пресс-центре АиФ 12 февраля 2009 г.


Круглый стол назывался «Система переработки отходов в г. Москве. Пути развития». Но  стол оказался полукруглым. Его следовало бы назвать: «За строительство заводов для сжигания мусора в г. Москве». Именно такова была позиция официальных участников, получивших слово для выступления (состав участников – в Приложении). Больше никто слова не получил – ни для вопроса, ни для выступления. Альтернативная точка зрения   была упомянута только для того, чтобы обвинить в непрофессионализме «зеленых» и разную прочую общественность.
Между тем только в Московской городской Думе проблеме обращения с твердыми бытовыми отходами (ТБО)  за последние несколько месяцев были посвящены: заседание Комиссии по экологии 21 октября,  совместное заседание Комиссии по экологии и Молодежной палаты 25 ноября, круглый стол фракции «Яблоко» и ее Совета общественных экспертов по жилищному самоуправлению 18 декабря, круглый стол фракции КПРФ 23 января. В них участвовали представители общественности (в том числе высшей квалификации) и представители Правительства Москвы. Резюме Совета общественных экспертов по жилищному самоуправлению было направлено в СМИ, в общественные организации, в департаменты Правительства Москвы.
Со своей стороны, движение «Жилищная солидарность» заявляет:
1.    Проблема ТБО непростительно запущена по вине Правительства Москвы. Москва и область приближаются к катастрофической ситуации: емкость свалок исчерпана, а альтернатива не подготовлена.
2.    Навязчиво обсуждаемая альтернатива «либо захоранивать, либо сжигать» - ложная. Во всех обсуждениях не прозвучал ни один голос за только захоронение. Вопрос в другом – что и где утилизировать, сжигать, захоранивать.
3.    Сторонники строительства МСЗ в существующей застройке ссылаются на мировой опыт. Однако при этом замалчивается, что  в мировой практике сжигаются исключительно отсортированные отходы, что несмотря на это налицо широкие протестные движения, и что  количество таких заводов сокращается.
4.    Между тем 22 апреля 2008 г. Правительство Москвы постановлением №313-ПП   УЖЕ  зарезервировало земельные участки под мусоросжигательные заводы в городе,  УЖЕ  установило производительность этих заводов, но  НЕ  установило процент сортировки отходов жилого сектора перед сжиганием.
5.    Мы считаем, что сортировка ТБО должна быть ПОЛНОЙ, утилизация – максимальной, захоронение – минимальным.
6.     Сжигание допустимо только после сортировки и только за городом. Сжигание в городе недопустимо, учитывая традиционно низкую технологическую дисциплину и подчиненность контролирующих служб.
7.    Надежды на раздельный сбор ТБО от многоэтажных жилых домов – иллюзорны. Ведь в домах нет трех-четырехканальных мусоропроводов. Необходимо налаживать сортировку на придомовых территориях (при раздельном вывозе) либо на специальных заводах. Это работа для малого бизнеса.
8.    Необходима программа обращения с ТБО, совместная с Московской областью, и необходимо общественное обсуждение не программы, а проекта программы.
9.    Схему размещения объектов для работы с ТБО должно утверждать местное (районное) сообщество на местном референдуме как часть проекта планировки территории района.

Сопредседатели движения «Жилищная солидарность»:
А. Демидов,      В. Гуменюк,      Д. Катаев,      Л. Пономарев

На асфальте: В мусорном кольце
Светлана Данилова
Ведомости
16.02.2009, №27 (2297)

добавить отзыв

блоггерам письмо только текст

Московское правительство приняло в прошлом году постановление о строительстве шести новых мусоросжигающих заводов (МСЗ), которые вместе с существующими тремя окружат мегаполис кольцом. Эксперты ожидают, что стоимость недвижимости в этих районах упадет на 30%.
Москвичи сопротивляются строительству опасных предприятий. Успешный опыт отмены подобных проектов у российских зеленых есть. Вопрос, куда же девать выбрасываемый столицей мусор, остается открытым.
Дорогие отходы
Москва с областью производят столько отходов, что каждую неделю из них можно строить гору, сравнимую с высоткой МГУ. Из 4,5 млн т отходов, которые ежегодно выбрасывает столица, по данным компании «Экостандарт», только 8% перерабатывается, около 85% вывозится на полигоны и стихийные свалки. Площади свалок в МО достигают почти 5000 га. Коммерческая стоимость земли под свалками и санитарно-защитными зонами по докризисным расценкам составляет не менее $0,8 млрд, отмечает Николай Кривозерцев, заместитель генерального директора по маркетингу «Экостандарта».
Устройство полигона — достаточно затратное дело. Специально оборудованный котлован воронкообразной формы должен иметь водонепроницаемое дно и стены (из глины или водонепроницаемых материалов), в нижней части которого оборудован сток для жидкости, который заканчивается очистным оборудованием. Отходы на полигон укладываются слоями, каждый слой тщательно трамбуется специальной техникой. Между слоями устанавливаются специальные каналы для выведения газа. После заполнения полигона сверху насыпаются грунт и плодородный слой почвы, высаживается трава и деревья. По мнению Кривозерцева, в Московском регионе не существует ни одного полноценного полигона, построенного согласно утвержденной Инструкции по проектированию, эксплуатации и рекультивации полигонов для твердых бытовых отходов (ТБО).
Практически на всех свалках есть опасные отходы — для этого достаточно захоронить несортированный бытовой мусор. Происходящие в недрах свалок биохимические реакции приводят к формированию высокотоксичных металлоорганических соединений. Как правило, они растворимы, поэтому наиболее опасным компонентом свалки является жидкий фильтрат, проникающий к питьевым подземным водам, заражающим поверхностные воды и почвы.
Сжечь нельзя переработать
По словам Ивана Малеева, руководителя начальника отдела экологического контроля за отходами департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы, город уже 15 лет не может получить у области ни одного квадратного метра для строительства очередного полигона. Он видит единственный выход только в строительстве МСЗ. Такого же мнения придерживается Адам Гонопольский, заместитель гендиректора ГУП «Экотехпром», эксплуатирующего несколько МСЗ. Через четыре года последний из полигонов Московской области будет переполнен, отмечает он. Если в течение двух месяцев не вывозить мусор из столицы, то внутри кольцевой дороги образуется слой отходов в 700 мм.
Согласно постановлению № 313 после строительства семи новых заводов (на одном из них будет вестись только мусоропереработка, а на шести — мусоропереработка и сжигание отходов) к 2015 г. объем отходов, подлежащих захоронению, снизится до 27-37%.
Сторонники сжигания отходов приводят в пример Европу, где работает 388 таких заводов, и Японию, в которой действует 1160 МСЗ, т. е. на каждые 200 000 человек приходится один завод. Как отметил Александр Смирнов, генеральный директор ГУП «Экотехпром», количество подобных предприятий в Европе растет, в Париже их 14, такое же количество — в Швейцарии.
У противников строительства заводов аргументы не менее веские. Основная проблема всех МСЗ — опасность для здоровья жителей прилегающих районов. Согласно докладу «Гринписа» «Сжигание отходов и здоровье человека» в выбросах любого, даже самого современного МСЗ содержатся диоксины, ПХБ (полихлорированные бифенилы, ядовитые органические соединения), нафталины, хлорбензолы, ароматические углеводороды, летучие органические соединения, тяжелые металлы. У людей, работающих на мусоросжигательном производстве и живущих в соседних районах, был обнаружен широкий спектр заболеваний: рак, заболевания сердечно-сосудистой и дыхательной систем, врожденные аномалии и проч.
Например, исследования министерства окружающей среды Франции (1998 г.) выявили, что у проживающих рядом с МСЗ число заболеваний саркомой мягких тканей на 44% выше, нежели в среднем по стране, а увеличение случаев заболеваемости лимфомой — на 27% больше. В 2000 г. в Великобритании были опубликованы данные исследований влияния МСЗ на здоровье детей, проживающих рядом. Результаты показали увеличение числа заболеваний раком у детей, рожденных в 5-километровой зоне МСЗ: вероятность смерти от рака возрастала в 2 раза.
Нынешние заводы, по словам Малеева, используют современные системы газоочистки, в результате которых предельно допустимая концентрация (ПДК) опасных соединений не превышает нормы. Как сказала на январском заседании Мосгордумы Лидия Басманова, начальник отдела экспертизы технологических решений и мониторинга генплана департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы, в режиме реального времени ведется экомониторинг действующих МСЗ. И он показывает, что концентрация вредных веществ на предприятии такая же, как и в целом по городу. Измерение фуранов и диоксинов — наиболее опасных соединений — проводится раз в квартал. И, по словам Малеева, превышения ПДК также не обнаружено. Все новые МСЗ дадут прибавку к существующему объему выбросов вредных газов не более чем 0,3%, добавил он, что даже близко не сравнится с теми миллионами тонн, которыми загрязняет атмосферу столичный автотранспорт.
Но успокоительные слова столичных чиновников на заседании Мосгордумы никого не успокаивают. Данные экологического мониторинга закрытые, так же как и результаты исследований по влиянию МСЗ на здоровье жителей, и, по словам Александра Чумакова, вице-президента Российского Зеленого Креста, получить их невозможно. Что само по себе настораживает.
Кроме того, согласно нормам СанПиН, утвержденным главным санитарным врачом Геннадием Онищенко, санитарно-защитная зона вокруг МСЗ — 1 км, что говорит о высоком классе опасности предприятия. Кстати, ни у одного запроектированного столичного МСЗ такой огромной санитарно-защитной зоны не предусмотрено. Уровень очистки химических выбросов в России ниже, чем в Европе и Японии, соответственно, нужны постоянный открытый и независимый контроль заводов и анализ состояния здоровья людей, заметил Лев Федоров, доктор химических наук, президент союза «За химическую безопасность».
Сжигание должно происходить при температуре более 1200 градусов (тогда вредных выбросов на порядок меньше), отходы должны сжигаться только отсортированными, с дожиганием отходящих газов, с использованием высоко эффективных фильтров для очистки выбросов, говорит Кривозерцев.
По мнению большинства специалистов, настаивающих на отмене проекта по строительству МСЗ, предложенная властями альтернатива — или полигоны, или сжигание отходов — ложная по своей сути. Такого жесткого выбора нет. В мире мусор в основном перерабатывают, как отметил Чумаков, в Европе мусоросжигающие предприятия загружены только на 20%, остальной объем работы — мусоропереработка. Внедрение эффективной программы по решению проблемы ТБО в Москве, рассчитанная на 8-12 лет, позволит перейти к рециклингу до 85% ТБО, считает Николай Кривозерцев.
Если не сваливать и не сжигать
Наилучшим способом утилизации считается переработка отходов. В мировой практике существует огромное количество способов и путей переработки мусора, говорит Николай Кривозерцев. Например, бумага и картон поддаются многократному рециклингу; пищевые отходы используются для производства удобрения; ПЭТ (бутылки, пакеты, одноразовая посуда) идет на производство других видов пластиков; бытовая и офисная техника после многоэтапной переработки разделяется на пластик, черный металл, цветные и драгоценные металлы и стекло.
Из части твердых отходов возможно изготовление строительных блоков, и такие блоки широко используются, например, в Японии для строительства сооружений и даже островов. В США из покрышек делают асфальт. В Мадриде на мусороперерабатывающем заводе из 100 т усредненного мусора извлекается 2 т металла, 15 т бумаги, 5 т пластмасс, 45 т компоста для использования в сельском хозяйстве. Есть практика создания биотоплива для автомобилей из использованных детских памперсов и т. д.
Ошибка московских властей — не в строительстве МСЗ, а в отсутствии стратегии по решению проблемы мусора. Общей системы сортировки и переработки отходов нет, сетует Лев Федоров.
Но даже в Москве уже есть примеры иного подхода к сбору ТБО. Как рассказал Александр Смирнов, в настоящее время из той массы, которая поступает на перерабатывающие заводы, можно отобрать всего 10% отходов, остальное приходится сжигать. Но компания «Экотехпром» работает с несколькими ДЕЗами, стимулируя дворников на сортировку мусора. В этом случае процент отбора отходов на переработку увеличивается до 50%.
В мире работа по созданию системы сортировки ведется планомерно и давно. Так, в Калифорнии мусор сортируют сами жители. Если отходы свалены в кучу, владельцы дома штрафуются. И хотя крайне неудобно использовать четыре мусорных ведра, но жители идут на это. Роль государства в проблеме отходов важна, без единой программы, продвижения и финансирования решить ее не удастся. Например, в Японии в 50-60-х гг. прошлого века за «неправильное» выбрасывание мусора привлекали к уголовной ответственности. В той же Японии материал и форма тары для пива и молока строго регламентированы, чтобы ее можно было перерабатывать многократно. В России же продукцию подобного рода разливают кто во что горазд, в итоги все оригинальные бутылки и упаковки отправляются на свалки в Московскую область.
В Нью-Йорке используют инсинераторы — небольшого размера печи для сжигания сортированного мусора, состоящего из органики: тары, бумаги и проч., — которые располагаются рядом с гипермаркетами, рынками, крупными офисными центрами. Такое оборудование позволяет сократить расходы на транспортировку ТБО и не допустить их намокания.
Иван Малеев отмечает, что сейчас в России нет закона, который бы позволял убыточным и малоприбыльным перерабатывающим предприятиям работать — переработка мусора, по его словам, во всем мире дотируется из специальных фондов.
Общественность против
МСЗ не только представляют повышенную опасность для здоровья и жизни. По словам Марии Литинецкой, исполнительного директора риэлторской компании Blackwood, стоимость недвижимости, расположенной в прилегающих к МСЗ районах, упадет в среднем на 30%. В области дома в поселках, расположенных по соседству со свалками и заводами, теряют в среднем 20%. Возмещать убытки собственникам правительство, разумеется, не собирается.
Время до начала строительства МСЗ еще есть. Примеры успешной борьбы общественности и экологов существуют. Так, в Пущино Московской области в результате активных действий зеленых не был построен завод по сжиганию отходов. Австрийская фирма FMW предложила администрации города проект теплоэлектростанции, работающей на сжигании бытовых и производственных отходов. Планировалось, что строительство будет вестись на деньги фирмы, которая для этого выделит кредит в $300 млн. Российский завод должен был сжигать иностранные отходы. Во главе общественной оппозиции выступил «Гринпис», благодаря его активности люди узнали о готовящемся проекте. Мощное общественное движение заставило снять проект с рассмотрения.
В Троицке в 47 км от Москвы также планировалось построить МСЗ. Местные жители объединились, создав организацию, которая потребовала проведения общественной экологической экспертизы. Результаты экспертизы были отрицательными. Районные власти поддержали требования общественности. Проект строительства завода был закрыт.
Общественная экологическая экспертиза помогла жителям Череповца, Костромы, Нижнего Новгорода отразить попытки мусорных компаний построить заводы по сжиганию отходов.

4

(31 ответов, оставленных в Обсуждение МСЗ, планируемого в Ясенево)

AzAlt пишет:

А эти письма нельзя самим отправить?

Семенников действительно собирался чего-то отправить, но, как у него дела, Сергей? Что с Митволем, который также брался донести бумаги до министра?

это подразумевалось как депутатские запросы....

AzAlt пишет:

Семенников действительно собирался чего-то отправить, но, как у него дела, Сергей?

Никак. Они ждали от нас проектов писем но так как в группе решили с муниципалитетом работать то на семенникова решили забить. Что из этого вышло - мы теперь наблюдаем...

AzAlt пишет:

Что с Митволем, который также брался донести бумаги до министра?

Митволь слился

5

(1 888 ответов, оставленных в Разное)

AzAlt пишет:
LordEvil пишет:

не. все равно добавленный файл не отображается sad

Ты либо счёл себя Рыжулькиным, либо не читаешь, что я пишу smile
Файлы пока не готовы. Починю в ближайшие дни.

smile)))))

6

(0 ответов, оставленных в Разное)

http://www.protivzavoda.narod.ru/

pavel_nosikov пишет:

Из золы и шлаков на заводе делают плитку и щебень.
Ланцев сказал, что они нетоксичные и проходят нормативы - но у меня большие сомнения, что кто-либо проверяет плитку и щебень на те же диоксины.
Надо копать в этом направлении.

В крайнем случае - действительно, обрародовать контрагентов.
Так же, как и по жженому металлу, который теперь плохо продается.

никто точно не знает что собержится в золе ибо получить образец нам не удалсь...

8

(0 ответов, оставленных в Разное)

http://mosecom.ru/air/air-today/ тут можно получить данные по концентрации чего либо в атмосфере города на данный момент

9

(1 888 ответов, оставленных в Разное)

не. все равно добавленный файл не отображается sad

10

(6 ответов, оставленных в Документы)

Helgin пишет:

Такая же участь ждет и нас, если у нас не будет собственных "долговременных наблюдений"  документированных , и могущих лечь в основу дела.

Думаю что мы этого не допустим, поскольку информация собирается и очень кропотливо. Вот так

http://www.gp-video.ru/audio/press_audio.zip аудио с пресс-конференции Бочина и Цыбина - АиФ 12 февраля 2009

12

(1 ответов, оставленных в Документы)

http://www.gp-video.ru/audio/press_audio.zip аудио с пресс-конференции Бочина и Цыбина - АиФ 12 февраля 2009 года

В четверг, 12 февраля в 13:00 в пресс-центре «АиФ»  состоится «круглый стол» на тему: «СИСТЕМА ПЕРЕРАБОТКИ ОТХОДОВ В г. МОСКВЕ. ПУТИ РАЗВИТИЯ».

Система переработки отходов – одна из самых актуальных мировых проблем. Как эти проблемы решаются в развитых странах Европы и мира? Насколько безопасны эти методы? Какой из них с точки зрения экологов считается самым эффективным? Как предлагается решать эту проблему в г. Москве? Что включает в себя термин «система», применительно к подходам в решении проблемы переработки и утилизации мусора? 

В работе круглого стола примут участие:

А.В. Цыбин - руководитель Департамента ЖКХ и благоустройства г.Москвы;

А.М. Гонопольский – зав.кафедрой техники и технологии переработки отходов МГУИЭ, профессор академик РАЕН, член Высшего экологического совета России (РФ), член экспертно-консультативного совета Счетной палаты РФ;

Херндльхофер Рудольф - Генеральный директор ООО ЭФН - Экотехпром МСЗ- 3;

Ю.Н. Голубчиков – кандидат геогр. наук, вед.научн.сотрудник геофака МГУ;

М.Я. Левина - Глава представительства КНИМ (Франция) в России;

Серджио Росси - правительственный журналист по экологическим и экономическим проблемам Евросоюза (Италия);

И.М. Малев – заместитель главного госинспектора по охране природы Департамента природопользования окружающей среды;

В.Т. Медведев – профессор, заведующий кафедрой промэкологии и охраны труда МЭИ;

а также международные эксперты в области экологии и представители ведущих российских и зарубежных фирм, занимающихся проблемой утилизации мусора.

По окончании работы Круглого стола – информационная экскурсия для журналистов.  (справки по тел: 220-05-71)

Аккредитация по тел.: (495) 625-21-48, 623-94-32.


В пресс-конференции участвуют:
Вопросы:

Показывать вопросы: только отмеченные гостями | все

Алексей / 12.02 10:23:
В 2006 г. группа специалистов, в состав которой входил П.П.Бирюков, первый заместитель мэра Москвы в Правительстве Москвы получили премию Правительства РФ в области науки и техники за разработку и внедрение ресурсосберегающих технологий переработки твердых отходов жилищно-коммунального хозяйства, обеспечивающих безопасность жизнедеятельности мегаполиса. Мнение лауреатов премии, и, в частности П.П. Бирюкова такое (цитирую по оригиналу): "Несанкционированные свалки приобрели неслыханный размах. Мэрия пытается устранить эту проблему путем еще большего увеличения числа крупных мусоросжигательных заводов. В тоже время хорошо известны экологические издержки таких печей, а в экономическом плане они убыточны не только потому, что стоят дорого, но и потому, что в них сжигается ценнейшее сырье, которое после переработки могло дать не малую прибыль".

Почему не используются и не преслушиваются к разработкам и мнению руководства города?

Николай / 12.02 10:47:
В городской целевой программе по отходам на период с 2009 по 2015 г. Правительство Москвы планирует потратить людские, организационные и. вероятно, финансовые ресурсы на изменение санитарных правил о санитарно-защитных зонах для МСЗ в сторону их сокращения с существующего 1 километра до, вероятно, метров 250. По крайней мере, об этом пишется в пункте 2.2.2. разрабатываемой, но до сих пор не принятой программы. Не кажется ли Вам более рациональным потратить ресурсы на лоббирование Закона "Об упаковке и упаковочных отходах", о необходимости которого уже много лет говорить Правительство Москвы, но не делает практически ничего, чтобы он был принят. У Москвы отобрали право законодательной инициативы?

Александр / 12.02 11:34:
Здравствуйте! я проживаю в Тушино.Недавно узнал ,что в 400 метрах от моего собираются строить мусоросжигательный завод,пришел в ужас от этого,что под моими окнами будут жечь весь мусор СЗАО. Стал смотреть законы ,и нашел вот следущее:
В соответствии с действующими санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 п. 7.1 12. пп. 7. МСЗ производственной мощностью более 40 тыс. [тонн/год] приравниваются к первому классу опасности; согласно п. 3.7. СанПиН для промышленных объектов и производств первого класса санитарно-защитная зона (далее СЗЗ) составляет 1000 метров. Также в соответствии с п. 5.1 СанПиН в СЗЗ не допускается размещать: жилую застройку, включая отдельные жилые дома, ландшафтно-рекреационные зоны, зоны отдыха, ... спортивные сооружения, детские площадки, образовательные и детские учреждения, лечебно-профилактические и оздоровительные учреждения общего пользования. А у нас получается рядом находятся 2 дет.сада и ФОК " Сходня".
в ГЦП по обращению с коммунальными отходами ,нашел такой пунк ,что СЗЗ собираются менять? на каком основании это собираются делать????
ВЕдь по действующему закону этого делать нельзя.
Возможная корректировка СЗЗ в сторону уменьшения на основании п. 2.10; 3.17; 4.2 СанПин для предприятия первого класса опасности не может быть существенной.

Иван Павлович / 12.02 11:52:
Скажите пожалуйста, как так получилось, что песня про невозможность захоронения на полигонах поется уже 15 лет? При этом за 15 лет практически не сделано ничего, чтобы сократить поток отходов на эти "заканчивающиеся" полигоны.

Цитирую приложение N 1 к постановлению правительства Москвы от 5 мая 1992 г. N 239:
"КОНЦЕПЦИЯ откорректированной схемы санитарной очистки г. Москвы от твердых бытовых отходов до 2010 года.

п. 1. Несмотря на то, что потенциальные возможности существующих полигонов захоронения ТБО будут исчерпаны:
- для полигона "Хметьево" в 1994 году,
- для полигона "Икша" в 1993 году,
- для полигона "Тимохово" в 1996 г."

Хоть кто-нибудь в Правительстве Москвы понес наказание за невыполненные поручения мэра?

Алексей / 12.02 12:27:
Насколько мне известно, Москва присоединилась к городскому экологическому соглашению - Декларации зеленых городов, которое было открыто для подписания в Сан-Франциско в 2005 г. Согласно изложенным обязательствам, города-учатники должны полностью прекратить поступления отходов на свалки и сжигание к определенному периоду (какое год назвала Москва не известно). Верно ли это и что Москва намерена для этого сделать?

Маргарита / 12.02 12:55:
Какие шаги делаются на пути закрытия мусоросжигательных заводов в Москве,приведения этих заводов в соответствие с нормами безопасности для окружающей среды и населения, и какие получены результаты. Планируется ли строительство мусороперерабатывающих заводов в Москве и, если да, то в какие сроки в какий районах? Могут ли наносить вред окружающей среде такие заводы?

Евгения / 12.02 13:04:
Скажите, пожалуйста, какие в настоящее время в Москве реализованы возможности для раздельной переработки мусора? Многие знакомые пытались выбрасывать раздельно собранный мусор в установленные по городу цветные баки, вроде как для этого и предназначенные, но несколько раз наблюдали, что мусор оттуда забирается одной и той же машиной в общую кучу. Остаются только фандоматы и очень редкие нестабильно работающие пункты приема, мало что принимающие. Бумагу же принимают, в основном, от тонны. Что делать обычным жителям?
Спасибо.

Алина / 12.02 13:05:
Сегодня на заседании хозяйственно-экономического актива Департамента природопользования докладывали, что все крупные МСЗ Германии были построены за взятки и были предъявлены доказательства. Как Вы это откомментируете?

Олег / 12.02 13:10:
Какие меры безопасности предпринимаются на МСЗ для предотвращения попадания в топку опасных химических, радиоактивных и взрывоопасных веществ?

Пётр / 12.02 14:06:
Сколько можно засорять город? Выносить нужно любое производство за город. Когда вы начнете этим заниматься? А сами бы вы хотели жить рядом с этим заводом? Или чтоб ваши дети жили по соседству?
Дайте ответ на эти вопросы и ещё раз подумайте.

Дмитрий / 12.02 15:22:
Почему мы как всегда идем своим путем? Во всем мире новых МСЗ не строят, а наоборот, закрывают. Потому что даже при их добросовестном подходе и предварительной сортировке мусора, эти заводы все равно оказываются вредны для экологии. Вместо того, чтобы учиться на опыте той же Европы, которая далеко впереди нас ушла по части экологии, делается все с точностью до наоборот.

И еще, если уж кому-то так хочется построить именно вредные МСЗ, а не пытаться выстроить систему по переработке мусора, то зачем строить эти мощнейшие источники загрязнения окружающей среды в черте города, который и так задыхается, да еще и в минимальной близости от жилых кварталов, от школ, детских садов, больниц. Почему нельзя договориться с областью и разместить эти заводы на местах тех же мусорных полигонов скажем? Или подобрать другие, альтернативные места, где не настолько плотная застройка, как в Москве?

14

(6 ответов, оставленных в Архив)

Helgin пишет:

Как результаты? Пробы воздуха брали?

там уже ведутся замеры. мы взяли пробу снега и на днях отвезем его на анализ

http://community.livejournal.com/gp_russia/361425.html тут подробности

В Москве слишком много отходов: городу нужны новые мусоросжигательные заводы
31 июля 2008
В Москве слишком много отходов: городу нужны новые мусоросжигательные заводы

Москва, Июль 31 (Новый Регион, Софья Кораблева) – Мусоросжигательные заводы не угрожают экологии Москвы: выбросы диоксина на столичных предприятия этого профиля в 2 раза ниже всех европейских нормативов. Об этом сегодня на пресс-конференции сообщил руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Леонид Бочин, пояснив, что выбросы заводов находятся под постоянным контролем его ведомства.

«Еще в 2004 году мы приняли решение отказаться от полигонного захоронения мусора и сделать акцент на его переработке. Во всем мире существует принцип: что нельзя переработать, необходимо сжигать. Однако при этом должны соблюдаться жесткие экологические нормы», – пояснил Бочин.

Эти нормы, как подчеркнул он, будут соблюдаться и при строительстве 6 новых мусоросжигательных заводов в черте города. «Пока речь идет только о схемах строительства, которую утвердил город. Какой будет профиль у заводов, какую технологию там выберут, пока говорить бессмысленно, так как на строительство предприятий еще не объявлен конкурс. Но мы обещаем одно: контроль за уровнем выбросов будет намного жестче, чем это делают в Европе», – пояснил он, отметив, что мир других способов безотходной утилизации мусора, кроме сжигания, пока не придумал – в Токио, Вене, Сеуле мусоросжигательные заводы строят прямо в центре города.

«К счастью, Москва получила право на проведение государственной экологической экспертизы, как субъект федерации. Поэтому на предпроектной стадии строительства заводов будут сделаны все экологические заключения. Кроме того, мы готовы выезжать на заводы с лабораториями и замерять уровень выбросов вредных частиц», – сообщил Бочин.

Он подчеркнул, что новые мусоросжигательные заводы Москве просто необходимы. Город не справляется с тем объемом мусора, который скапливается на его территории– 5 миллионов тонн.

В свою очередь глава Российского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Игорь Честин в ходе пресс-конференции заявил, что дискуссия по поводу строительства новых заводов идет не всегда в его пользу. «Мусоросжигательные заводы иногда выбрасывают вредные вещества в атмосферу города. И поэтому прежде чем одобрять строительство еще шести таких предприятий, надо посмотреть, что можно сделать в плане переработки мусора», – заключил Честин.

17

(1 888 ответов, оставленных в Разное)

Дмитрий Галушкин пишет:

Дорогие авторы сайта и руководители движения!
Очень большая просьба к вам. Поскольку вы издаете официальные обращения от имени многих людей и стремитесь быть услышанными высокими руководителями, соблюдайте, умоляю вас, правила русского языка!
Конкретно:
Недопустимо писать "За чистый воздух в Ясенево", "Против строительства завода в Кожухово"!
Названия населенных пунктов, заканчивающиеся на "-во", "-но" обязательно склоняются!
Существует правило, запрещающее склонять существительные среднего рода, заканчивающиеся на "о". Но (!) оно относится только к словам иностранного происхождения ("пальто", "метро" и т.д.).
Поэтому, пожалуйста, переименуйте движение (Например, "ЗА ЧИСТЫЙ ВОЗДУХ В ЯСЕНЕВЕ").
Во всем остальном целиком с вами согласен иподдерживаю ваше начинание. Под обращением подписался месяца три назад.
Искренне желаю вам успехов на этом пути.

К сожалению (или к счастью) это сделать уже невозможно - нужно менять всю документацию, в частности устав группы.
А на самом деле - мы так решили и пусть так остается smile)
Огромное спасибо за поддержку

Предлагаю вниманию форумчан ранее опубликованный в Stringer материал:

Изображение

Ну, Лужков отжигает!
6 Сентября 2007

Полигоны и свалки на сегодня играют основную роль в решении проблемы ТБО. Но уже давно прослеживается четкая тенденция – сокращать количество захораниваемых отходов, вывозить на свалки как можно меньше ТБО (связано с дороговизной земли и экологическими последствиями). Первоначально снижать количество захораниваемых отходов попытались за счет вовлечения части ТБО в термическую переработку – стали строить мусоросжигательные заводы (МСЗ). Но со временем выяснилось, что это очень дорого, экологически опасно (опасные компоненты содержатся в исходных ТБО, при высокой температуре инициируются реакции образования многих опасных веществ – например, типа диоксинов и фуранов), а количество остаточных отходов все же достаточно велико – третья часть по массе. Постепенно осознали, что сжигать всю массу образующихся ТБО нерационально. Поток отходов на сжигание следует сократить (и облагородить) как и поток отходов на захоронение. Сократить поток отходов на объекты их захоронения и сжигания можно только одним способом – масштабным и своевременным выделением из ТБО ресурсов, пригодных для вторичного использования; одновременно можно выделить из ТБО опасные компоненты. Решаются эти задачи с помощью сортировки ТБО – в основном в местах их образования. Решение подобных задач невозможно без активного участия населения. В итоге на Западе заработала мощная индустрия вторичных ресурсов.

Сортировка, сжигание и закон об отходах.

"Сортировка отходов производства и потребления - это разделение отходов по видам с целью выделения из них вторсырья при дальнейшем использовании" - определение в действующем законе об отходах производства и потребления, которое не учитывает ни экологические, ни технологические аспекты охраны окружающей среды. Оно дает право строить мусоросжигательные заводы без предварительной сортировки ТБО, ибо не ставится задача выделения из муниципальных отходов опасных отходов, например: отработанные батарейки, ртутные лампы, термометры и так далее. В то же время на Западе есть совершенно четкий закон, который обязывает собирать эти опасные бытовые отходы отдельно. Потому что есть термическая переработка, а вы сами понимаете, что произойдет, если туда попадут отработанные сухие гальвано-элементы и прочее, - это ртуть, это кадмий, это литий... Нужно помнить, что мужчина в Москве живет на 20 лет меньше, чем в европейских странах - это четко обозначенная статистика. В Москве 57 лет – средняя продолжительность жизни мужчины, а там - 77 лет. Среда обитания - далеко не последний фактор. И такой закон определяет создание такой среды. Есть и другое очень серьезное назначение сортировки - выделение из отходов полупродуктов, например - выделение из ТБО горючей фракции для термической переработки. Нельзя все подряд сжигать. Сортировка - это своеобразный фильтр, который выделит только то, что требуется для последующей переработки. Это экология, это технологии - ничего этого в законе нет.

Сортировка и сжигание – кому выгодно.
(мнение действующего сортировочного предприятия)

Москва "надраивает свой фасад и при этом выплескивает из своих окон помои - в присоединенные районы и ближайшее Подмосковье". Эти районы уже отказываются принимать московский мусор, потому что никто не занимается рекультивацией переполненных свалок. Единственный полигон, который действительно сортирует мусор и построил для этого специальные цеха, - это полигон в Кучино (ВАО). Он дает 60 процентов отсортированного мусора. Но московские власти просто "заклевали" хозяев полигона за то, что они используют труд так называемых "бомжей". При этом труд сортировщиков оплачивается, для них организованы столовая и душевые, им выдают спецодежду. Заметим, что 50 лет назад в США (конкретно - в Бостоне) впервые сортировка мусора была организована именно так - вручную. При этом в Москве запланировано строительство 8 мусоросжигательных заводов, которые - при отсутствии селективного сбора мусора - будут жечь несортированный мусор.

Все-таки отходы надо куда-то девать, чтобы в них не захлебнулись города. Но МСЗ этой проблемы не решают. Вот мусоросортировочные станции, мусороперерабатывающие линии и нормальные специальные созданные по всем санитарным нормам полигоны могут спасти положение. У нас, к сожалению, свалки – способ добычи легких денег. Как известно, за определенную мзду на них можно втихаря захоронить все – от ядовитых отходов до жертв криминальных разборок. Я уже не говорю о том, что расположенные в Косино две свалки не имеют «замка» от грунтовых вод. Так, Некрасовская свалка, например, благодаря песчаной почве давно отравляет грунтовые воды, попадающие в наши реки и заповедные озера. Но хочу вернуться к возведенному в Руднево «Экотехпромом» мусоросжигательном заводе. Известно, что МСЗ – объекты второго класса опасности после атомных станций. Зачем же мы упорствуем и продолжаем подкладывать жителям мины замедленного действия? Очень просто – это кому-то выгодно. Например, в США за последние десять лет прошлого века было построено 142(!) МСЗ. Этому предшествовала гигантская пропагандистская компания, обработка общественного мнения. СМИ – с пеной у рта распространялись о том, что города скоро захлебнутся от мусора, свалки – рассадники нечисти, болезней и проч. Представляете, какие барыши получили строители?! А теперь в их планах строительство МСЗ «на Востоке», - т.е. у нас (у них – почти во всех штатах уже наложен запрет на МСЗ). Аналогичная ситуация в странах Евросоюза, почти во всех странах (за исключением Франции) строительство мусоросжигательных заводов резко сокращается и изменяется технология сжигания – сжигают только то, что не могут использовать.

Мнение Игоря Никулина ведущего специалиста комитета по экологии ГД Что производят МСЗ?
а) Мусоросжигательные заводы действительно опасны
б) Мусоросжигательные заводы все-таки строят

На выходе с МСЗ мы получим атмосферные выбросы диоксинов и фуранов, не говоря уже об остальных ядовитых веществах, этих новых для человеческого организма ядах, от которых он абсолютно незащищен. Ведь диоксины замещают природные вещества в человеческом организме, вызывая мутации, приводящие к заболеваниям раком, астмой и т.д. Попадая, например, с материнским молоком в детский организм, диоксины способствуют появлению аллергических заболеваний, именно поэтому более 50% детей в Москве страдают аллергией.У врачей уже появился термин «московский ребёнок». Вот мы говорим о сильном падении рождаемости в России, нас так волнуют демографические проблемы, а между тем не призывать же народ рожать детей-мутантов? Наша задача – осознать опасность МСЗ и бороться с нею. Дорогие мусоросжигательные технологии не окупаются, выбирается что подешевле, а подешевле – способ сжигания в кипящем слое. Кроме того, на выходе из печи МСЗ получается ядовитая зола, требующая специального захоронения. Попытка употребить эту золу для изготовления стройматериалов тоже достаточно наивно, потому что такие стройматериалы будут долго выделять отравляющие вещества и представляют собой опасность на многие годы. Одним из аргументов в пользу МСЗ было и то, что мусоросжигание – один из способов получения электроэнергии. Но следует учитывать: такая электроэнергия обойдется потребителю слишком дорого (примерно – на порядок). В районе (Руднево) уже проводится эксперимент по раздельному сбору отходов, что могло бы помочь мусороперерабатывающему предприятию. Замечаю, что народ у нас сознательный, и в принципе осуществить такое возможно. Разве невыгодно было бы увеличить мощность предприятия в 1,5 – 2 раза и перерабатывать более 80% отходов в товарную продукцию?

Диоксины и фураны.

Химические вещества, называемые одним словом «диоксины» относятся к группе «Суперэкотоксикантов», крайне устойчивых органических загрязнителей природы. Эти вещества чрезвычайно опасны не только для природы, но и для человека. Главный удар они наносят по репродуктивным функциям человека: они разрушают гормональную систему, что приводит к иммунодефициту (падению защитных сил), но главным образом страдают женщины и дети, растет число женских болезней, выкидышей, растет число детских смертей и детей инвалидов, снижается число родившихся. Кроме того, они имеют тенденцию накапливаться в организме. В настоящее время, когда рождаемость в России резко упала, и идет вымирание населения, это не тот факт, на который можно не обращать внимания. Известно, что диоксины не исчезают из окружающей среды десятилетиями, кроме того, не существует технических решений при сжигании неразделенного мусора, которые не наносили бы непосредственного ущерба природе и здоровью людей. Продукты же неполного сгорания попадают в золу и в промывные воды.

Справка о действующих в Москве заводах.

Спецзаводы № 2 и № 3 используют технологию прямого сжигания исходных ТБО. Спецзавод № 2 (Алтуфьевское шоссе, СВАО) вошел в эксплуатацию в 1985 г. Завод построен при участии фирмы КНИМ (Франция); основное технологическое оборудование изготовлено в ФРГ. Завод занимает площадь 2,1 га. Проектная мощность завода – 75 тыс.т/год. В 1995г. Спецзавод № 2, проработав всего 10 лет, был остановлен на реконструкцию. Основная цель – полная замена оборудования с одновременным увеличением производительности до 130 тыс.т/год (три технологические линии по 8,3 т/час) и совершенствование газоочистки. В 2000 г. вошла в строй первая очередь реконструированного завода. В настоящее время завод принимает в час один мусоровоз (всего 8 т) и заметной роли в решении в Москве проблемы ТБО не играет (в Москве ежедневно образуется более 10 тыс. т ТБО). Строительство заводов столь малой производительности для города с десятимиллионным населением - непозволительная роскошь.

Спецзавод № 3 (улица Подольских Курсантов, ЮАО) вошел в эксплуатацию в 1983 г. Основное технологическое оборудование изготовлено фирмой "Волунд" (Дания). Завод занимает площадь 3,5 га. Проектная мощность – 200 тыс.т ТБО в год (в настоящее время – 110 тыс.т/год. Применяемая на заводе технология – одна из самых отсталых. Суммарный выход шлака и золы – не менее 35 % (от исходного). Металлы из шлака не извлекались. Система газоочистки – одностадийная (электрофильтр). В середине 90-х годов на заводе смонтирована дорогостоящая вторая стадия газоочистки, но практически она оказалась неработоспособной и до настоящего времени не задействована (пустая трата бюджетных средств). Летучая зола является токсичным отходом и требует захоронения на спецполигоне; тем не менее, в нарушение экологических норм и правил, зола на МСЗ № 3 смешивается со шлаком и захоранивается совместно на обычной свалке. В 1989 г. бывший Госкомприроды СССР провел экспертизу переработки ТБО на московских заводах. Основной вывод: все заводы являются источником опасного загрязнения окружающей среды и отрицательного воздействия на здоровье человека; необходима разработка новой концепции ликвидации и переработки ТБО с учетом накопленного отечественного и зарубежного опыта. В итоге по решению Госкомприроды СССР по экологическим соображениям оба действующих завода были закрыты, но с ликвидацией Комитета они возобновили работу. В настоящий момент завод закрыт на реконструкцию.

Строительство МСЗ № 4 на промплощадке "Руднево" (ВАО) начато в 1996 г. по контракту с фирмой Хельтер (Германия), затем передан фирме ЛУРГИ. На заводе мощностью 250 тыс. т ТБО в год предусматривается сжигание отходов в печах кипящего слоя фирмы Эбара (Япония). Сама по себе технология сжигания в кипящем слое является прогрессивной, однако она требует достаточно тщательной подготовки ТБО к сжиганию и не имеет преимуществ по сравнению со слоевым сжиганием, если реализована предварительная сортировка ТБО. Главный недостаток завода - в проект заложена непроверенная и неотработанная технология сортировки ТБО, малоработоспособное оборудование, что усугубляют неудачные проектно-компоновочные решения. Стоимость строительства завода - 370 млн. долларов. Проектная мощность завода (250 тыс. т/год) не достигнута и сейчас не превышает 100 тыс. т/год. Это означает, что в Москве построен самый дорогой завод в мире среди аналогов (в пересчете на 1 т перерабатываемых отходов удельные капвложения выше в 2,5-3 раза).

Тарифы и расходы.

Высокая стоимость капитальных вложений в мусоросжигательные заводы порождает рост тарифов на утилизацию отходов. В настоящий момент стоимость сжигания 1 т. ТБО на МСЗ-4 составляет около 1800 рублей, на запланированных к строительству по инвестиционным проектам цифра может возрасти до 5-ти тыс. руб., т.к. в стоимость тарифа закладывается и возврат инвестиций. Платежи населения за утилизацию ТБО (22 руб./мес или 980 руб./тн) не покрывают этих расходов, все остальное дотируется бюджетом. Рост расходов на сжигание непременно вызовет также и рост тарифа для населения и дополнительную нагрузку на бюджет

Заявление Российского Зеленого Креста (РЗК) по поводу намечаемого строительства мусоросжигательных заводов.



В последнее время участились сообщения из разных регионов России (Москва, С-Петербург, Смоленск, Ярославль, Новосибирск и др.) о намечаемом строительстве мусоросжигательных заводов. Сторонники принятия этих решений путем подлога и передергивания фактов пытаются убедить общественность и власти в мнимом преимуществе этих заводов, как наиболее цивилизованном способе решения проблемы твердых бытовых отходов.

Российский Зелёный Крест, опираясь на мнение авторитетных специалистов и мировую практику, решительно выступает против любых попыток протащить технологии мусоросжигания, как угрожающие экологической безопасности России.

Все типы мусоросжигательных заводов (МСЗ) – устарелая и крайне опасная форма обращения с отходами. МСЗ, это - загрязнение воздуха, воды и почвы, это – немыслимые затраты на строительство и эксплуатацию, это - потеря, а не производство энергии, это - несовместимость с прогрессивными методами по обращению с отходами.

Во всем мире признано – МСЗ основные источники супертоксикантов – диоксинов. Каждому следует знать – выбросы диоксинов в любых количествах – недопустимы. Диоксины – сверхтоксичные и сверхстойкие вещества. Попав в организм человека, они остаются там пожизненно и непрерывно накапливаясь, вызывают рак, повреждения иммунной системы, заболевания органов дыхания, нарушение репродуктивной и других систем организма. Предельно допустимая доза за 70 лет жизни составляет всего лишь 1,4 нанограмма.

При массированном мусоросжигании, например в Москве, эта доза будет получена обитателями столицы менее чем за 4 года. Под угрозой остаются не только население, но и верховная власть страны, сотрудники посольств, международных представительств, студенты – все те, кто вынужден постоянно находиться в пределах городской территории.

Сторонники МСЗ утверждают, что при сжигании мусора исключены вредные выбросы, т.к. они улавливаются системами газоочистки.

Это – ложь и подлог!

На МСЗ все вредные вещества уловленные из дымовых газов, смешивают со сверхтоксичной золой и отправляют на свалки, откуда они разносится ветром, проникают в грунтовые воды, продолжая отравлять и воду, и почву, и воздух населенных и сельскохозяйственных районов.

Мусоросжигание самый дорогой способ обращения с отходами. Стоимость строительства одного завода – миллиарды рублей. В пересчете на душу обслуживаемого населения, это более 7 тысяч рублей на человека плюс ежегодные траты не менее 700 рублей на эксплуатацию. Дорогостоящие МСЗ бесполезно отбирают финансовые средства и закладывают мину под селективное использование вторичных ресурсов - основу рационального обращения с отходами. Затраты на МСЗ никогда не окупятся, а тарифы за вывоз мусора вырастут не менее чем в 50 раз. Это ничем не оправдано и недопустимо.

МСЗ часто именуются производителями электроэнергии и пара. Однако и это подлог – при использовании мусоросжигания в конечном итоге тратят гораздо больше энергии, чем производят. МСЗ, попусту сжигая вторичное сырьё, стимулируют добычу нового сырья, производство из него новых товаров. Сиюминутный коммерческий интерес побеждает здравый смысл. В результате тратится гораздо больше энергии, наносится значительно бóльший вред окружающей среде, чем при повторном использование предметов или их изготовлении из сырья, полученного в результате переработки отходов.

Во всем мире ширится протест против функционирования действующих МСЗ, во многих странах их строительство законодательно запрещено. Именно оттуда в Россию хлынул поток предложений на строительство МСЗ с льготными условиями инвестирования.

Российский Зелёный Крест обращается к властям и широкой общественности с призывом положить конец мусоросжиганию в нашей стране как явлению. Мы намерены обратиться к законодателям, с тем, чтобы были приняты необходимые законы для запрета мусоросжигания, которые бы оградили население от опасных попыток протащить сверхвредные производства на территорию регионов России.


Российский Зеленый Крест (22.07.2008 г.)

На сайте "OPEC.RU" опубликован интересный материал "Мусор: Москва и мир".

Мусор: Москва и мир

Действия столичных властей могут поставить под угрозу национальную безопасность РФ. Об этом заявлено в письме российского отделения Гринпис руководителю Федеральной службы безопасности РФ.

«Донос» в ФСБ исполнительного директора Гринпис России Сергея Цыпленкова на московское правительство появился неслучайно. Уже в ближайшее время может начаться – если уже не началась – реализация постановления № 313-ПП от 22 апреля 2008 г. Подписанный мэром Москвы, документ предусматривает возведение к 2015 году шести новых мусоросжигательных заводов (МСЗ) в черте города, во всех округах столицы, кроме ЦАО. До конца ноября этого года ход его выполнения, а точнее, подготовительный этап к строительству МСЗ и другим мероприятиям, должен быть рассмотрен на заседании правительства Москвы. После чего следует ждать прямого распоряжения Юрия Лужкова о начале строительства «мусоросжигалок».

Чего хотят гринписовцы

Гринпис считает, что предложенная в постановлении № 313-ПП долгосрочная программа утилизации столичных отходов приведет к появлению «мощных дополнительных стационарных источников загрязнения», которые будут выбрасывать в атмосферу столицы многие тонны опасных загрязняющих веществ. Последние, в свою очередь, нанесут ущерб здоровью жителей, проживающих в радиусе 1 — 5 км от МСЗ, а значит, поставят под угрозу жизнеобеспечение столицы. А коль скоро статьей 12 федерального закона «Об органах ФСБ Российской Федерации» обеспечение безопасности жизнеобеспечения крупных городов относится к ведению органов ФСБ России, то, следовательно, и адресат, по мысли авторов письма, найден верный.

Вряд ли, конечно, ФСБ вступит в данном сюжете в игру: в том же законе сказано, что жизнеобеспечением мегаполисов эта служба занимается «в пределах своих полномочий». Тем не менее, демарш гринписовцев знаменателен хотя бы тем, что, казалось бы, всем очевидная проблема весь последний год так и оставалась предметом кулуарной дискуссии, суть которой знакома от силы 3% – 5% москвичей.

Чего же хотят авторы постановления, подписанного мэром столицы Юрием Лужковым, с одной стороны, и их оппоненты, с другой? Первые предлагают к 2015 году довести объемы сжигаемых коммунальных отходов мегаполиса с нынешних 0,5 – 0,8 млн. тонн (оценки экспертов и чиновников разнятся) до 3,21 млн. тонн. Вторые же утверждают, что в цивилизованных странах давно применяются альтернативные методы снижения объема отходов, гораздо менее затратные и не производящие токсичных отходов. В приложенном к письму документе под названием «Мусорная революция» Гринпис предлагает вообще отказаться от мусоросжигания и перейти к глубокой и максимально полной селекции и переработке продуктов жизнедеятельности столичных домохозяйств. Если вкратце, то предусматривается отделять от общей массы отходов 12% – 13% вторичного сырья, оставшееся же ферментировать, получая на выходе спирт или биогаз, а то, что остается после ферментации, прессовать до плотности 1 т/куб. метр. Как и при сжигании, объем отходов по этой технологии снижается почти десятикратно. Однако этот путь утилизации твердых бытовых отходов (ТБО), во-первых, намного дешевле. Объем капитальных вложений в мощности по переработке этим методом всех коммунальных отходов Москвы (т. е. более 5 млн. тонн) составит около 55 млрд. руб. в современных ценах даже при отсутствии системы раздельного сбора отходов в местах их образования.

А во-вторых, получаемые на конечном этапе брикеты совершенно не токсичны – в отличие от высокотоксичной золы, образующейся при работе МСЗ.

МСЗ рядом с нами

На строительство шести МСЗ, которые будут рассчитаны на переработку менее двух третей столичных ТБО, планируется выделить более 60 млрд. рублей. К существующим трем МСЗ, работающим сейчас не на полную мощность или находящимся в стадии реконструкции, будет добавлено еще шесть. Итого будет девять, и почти все новые МСЗ расположатся в непосредственной близости от жилых кварталов столицы. В Гринпис России мое внимание обратили на то, что Приложение №2 к указанному постановлению предусматривает «сокращение размера санитарно-защитной зоны проектируемых объектов до границ отведенных /под строительство/ участков». Это, попросту говоря, означает, что забор, окружающий МСЗ, может стать «пограничным» с чьим-то двором.

Между тем, общественное сопротивление «мусорным» намерениям московских властей нарастает. В ряде районов столицы граждане начали объединяться. Пока в основном в Интернете. «Мусоросжигательный» сайт появился, в частности, в ЮЗАО. Но, судя по содержанию дискуссий на Интернет-форумах, протестные акции по данному поводу могут собирать уже не сотни (как из-за «точечных» строек), а многие тысячи человек. Массовый протест, по мнению наблюдателей, неизбежен, если, конечно, «мусорная» стратегия столичных властей не претерпит качественной трансформации, что, в свою очередь, вряд ли произойдет, пока и если сама ее разработка и реализация не будут поставлены под гражданский контроль.

К середине ноября под обращением к Президенту РФ с призывом воспрепятствовать планам строительства в Москве шести новых мусоросжигательных заводов поставили свои подписи свыше 45 тысяч человек. Инициировал сбор подписей в Интернете тот же российский Гринпис, аргументы которого опираются на конкретные факты, цифры и исследования. А поэтому выглядят весьма убедительно. И в части того, что МСЗ попросту опасны для здоровья. И в части мифотворчества, которым обставлена «мусоросжигательная» программа администрации Лужкова. И в том, что альтернативная программа утилизации ТБО существенно дешевле. В итоге аргументы Гринпис встречают поддержку подавляющего большинства тех, кто с ними знакомится. Еще свыше 20 тыс. подписей – уже под своими петициями к властям – собрали за последние месяцы «Движение против строительства МСЗ в ЮЗАО» (http://uzao.stopzavod.ru) и «Зеленоградское движение против строительства МСЗ» (http://www.stopzavod.ru).

Очевидно, что число противников сжигания мусора в городской черте столицы еще более возрастет после ознакомления граждан с данными обнародованного 14 ноября государственного доклада Минприроды России «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2007 году». Сделан вывод о том, что абсолютно все жители Москвы живут в условиях «высокого и очень высокого уровня загрязнения атмосферы». Напомню, что критерий высокого загрязнения атмосферного воздуха – это когда содержание одного или нескольких веществ в нем превышает максимальную разовую предельно допустимую концентрацию (ПДК мр) в 10 и более раз. Между тем, еще два года назад Москва не входила в список городов РФ с максимальными концентрациями примесей выше 10 ПДК.

«Мусорный» пиар столичной власти

Как же реагировали на растущую обеспокоенность общественности столичные власти? Неубедительной, оперирующей в основном красивыми словами и обещаниями пиар-кампанией в защиту указанного постановления. То ли для галочки проведенной, то ли для того, чтобы убедиться, что привычный для московской власти стиль разъяснения смысла принимаемых ею, этой властью, решений и в данном случае будет населением, а также федеральной властью «проглочен».

В сентябре – октябре состоялось несколько пресс-конференций представителей столичных ведомств и иных структур, прямо причастных к созданию «мусоросжигательной» программы. Журналистов, а через них граждан и в том числе, видимо, какую-то часть истеблишмента попытались убедить в безальтернативности мусоросжигания и чуть ли не в его «полной безвредности».

В настоящее время в Москве, как говорилось на этих пресс-конференциях, из 5,2 млн. тонн накапливаемых ежегодно коммунальных отходов тем или иным видам ресайклинга (переработки) подвергается 0,8 млн. тонн, или 18%; остальное вывозится на свалки. Согласно планам столичных властей, доля утилизируемого мусора в Москве возрастет к 2015 году до 63%; то есть на полигоны для захоронения ТБО, которые заполнятся до пределов уже через 3 – 4 года, будут вывозить гораздо меньше. При этом компетентные товарищи из столичного правительства как-то не особенно акцентировали внимание журналистов на том, что почти весь прирост объемов утилизации запланировано достичь за счет «термической обработки», то есть мусоросжигания. А вот газета столичного стройкомплекса «Московская перспектива» была более откровенна. Рассказывая о «мусорной» пресс-конференции, состоявшейся 8 октября, она резюмировала сказанное чиновниками так: «Значительно увеличить объемы переработки едва ли возможно, а строительство новых полигонов в области – задача очень сложная, поэтому похоже, что альтернативы мусоросжигательным заводам у города просто нет». Вот так, просто и категорично.

Та же «Московская перспектива» признает, что доля «цивилизованной» утилизации отходов в Москве «пока довольно низкая» по сравнению с развитыми странами Европы, где «помимо термической утилизации (сжигания)… очень развит ресайклинг (переработка и вторичное использование предварительно отсортированного мусора), доля которого в большинстве стран колеблется в диапазоне 40% – 60%».

О пресс-конференции 8 октября – видимо, самой главной в рамках «мусорной» пиар-кампании – «Московская перспектива» написала с присущей органу столичного стройкомплекса безапелляционностью: «Новые заводы по сжиганию мусора будут строить в черте города. Основной задачей пресс-конференции было убедить москвичей (прежде всего жителей прилегающих районов), что эти заводы абсолютно безопасны для их здоровья. Тема была обозначена так: «Строительство мусоросжигательных заводов в Москве. «За» и «против». Ни одного «против» так и не прозвучало, все выступавшие были глубоко и всецело «за», включая зарубежных участников».

Выступая на пресс-конференции 8 октября, один из главных идеологов мусоросжигания, он же заместитель генерального директора мусороперерабатывающей компании ГУП «Экотехпром», Адам Гонопольский, категорически заявил, что мусоросжигание есть единственный цивилизованный путь решения проблемы по недопущению мусорного кризиса в столице, да и вообще в стране. «Из 70% твердых бытовых отходов мы можем переработать только 8%, остальные надо либо сжигать, либо вывозить на полигоны. Поэтому нам необходимо быстро решить проблему по строительству мусоросжигательных заводов, тем более что уже доказано, что эти производства не наносят вред экологии, как ошибочно считают многие», – утверждает Гонопольский.

Эти «несознательные» москвичи…

При проведении «мусорной» пиар-кампании столичные власти прибегли к своему излюбленному приему: не пригласили на пресс-конференции, в том числе 8 октября, достойных и квалифицированных оппонентов, из того же Гринпис, Яблока и др.

Практически на всех площадках – как в подконтрольных СМИ, так и на публичных мероприятиях, – московские чиновники утверждали, что власти столицы предприняли и предпринимают адекватные усилия по организации раздельного сбора мусора. Приводились разные цифры и факты, призванные проиллюстрировать проведенную работу (например, в Москве действуют аж целых 64 стационарных и 156 мобильных пунктов приема вторсырья). Просто, поясняли чиновники, москвичи оказались такими несознательными, что участвовать в раздельном сборе мусора в массе своей не захотели.

Уже упомянутый выше Адам Гонопольский не раз публично выражал сомнение в том, что питерский опыт, где эксперимент по раздельному сбору и сортировке мусора принял гораздо большие масштабы, приживется и будет эффективен в Москве: «Не надо навязывать всем то, что подходит для одного региона. В другом месте он может и не сработать». В Москве, считает он, и территориальный охват куда больше, и эколого-экономическая ситуация иная, посему нынешняя ситуация, когда на мусоросжигательные предприятия Москвы 80% – 95% отходов из жилого фонда попадают не отсортированными или сортированными как попало, вряд ли существенно изменится.

«Столичные власти смотрят на ситуацию более трезво: ни одна из многочисленных попыток агитации населения на этот счет пока особого эффекта не дала», – констатирует «Московская перспектива», вновь обращая перст указующий в сторону «несознательных» москвичей.

«А вы спросите их самих, прежде чем выносить окончательный вывод», – сказал недавно советнику Лужкова обитатель одного большого кремлевского кабинета. Что ж, запустили на сайте правительства Москвы опрос. Так вот он показал, что 72,7% москвичей готовы участвовать в раздельном сборе бытовых отходов (то есть раскладывать их по разным бакам и т. д.).

Возможно, данные опроса и повлияют на окончательную позицию столичного правительства относительно конфигурации его мусоросжигательной стратегии. И тогда – а вдруг? – столичные чиновники

присмотрятся к передовому мировому опыту и прислушаются к аргументам Гринпис. Последние общеизвестны и разложены «по полочкам» (http://www.greenpeace.ru/). Главный из них сформулирован так: «Из-за того, что в печь попадает несортированный мусор: пластиковые упаковки, батарейки, стройматериалы, органические отходы и т.д. – выбросы МСЗ содержат ДИОКСИНЫ. Это одни из самых ядовитых веществ на планете и сильнейшие канцерогены».

В идеале же мусор можно переработать почти полностью, причем, как утверждают эксперты Гринпис, ссылаясь при этом на вполне конкретную практику западных стран, сортировка, компостирование и прессование позволяют решить проблему бытовых отходов в 4 раза дешевле, чем при мусоросжигании, и без токсичных выбросов. Правда, уточняют гринписовцы, этому должен предшествовать – в качестве обязательного этапа – раздельный сбор мусора. Именно он позволяет значительно увеличить уровень переработки отходов. Впрочем, даже если в ближайшие годы добиться стопроцентного раздельного сбора мусора в Москве не удастся, это вовсе не означает, что нельзя обойтись без строительства новых МСЗ; существующие технологии переработки ТБО могут избавить город от этой опасной затеи.

Однако столичные власти упорно отказываются от проведения независимой экологической экспертизы своего амбициозного «мусорного» проекта. Зато постоянно давят на психику обывателей: бытовые и коммунальные отходы уже через четыре года попросту некуда будет складировать ввиду скорого исчерпания площадей полигонного захоронения…

Между тем, в апрельском постановлении не заложено главное: работа с населением! То есть не предусмотрены меры по пропаганде раздельного сбора мусора, умелая и креативная социальная реклама и, наконец, набор разнообразных стимулов (как, впрочем, и штрафных санкций) для участников программ раздельного сбора мусора, по месту жительства и в корпоративном секторе, торговле и т. д. «Без всего этого, – сказал мне руководитель токсической программы Гринпис России Алексей Киселев, – запланированные к установке во дворах новые контейнеры ничего не стоят».

Сторонники строительства новых МСЗ в Москве ссылаются на опыт западных стран: мол, там МСЗ построены чуть ли в центральных районах крупных мегаполисов. Приводят в пример Вену, но при этом утаивают одно: МСЗ в центре австрийской столицы уже долгие годы остается головной болью для властей и одним из пунктов требований Еврокомиссии, настаивающей на демонтаже этого объекта. На пресс-конференции 1 октября главный «природоохранитель» Москвы Леонид Бочин утверждал, что все намеченные проекты МСЗ «соответствуют российским и международным требованиям». Что это за «требования», каковы стандарты и критерии, непонятно.

А вот свежие данные экологической организации The Earth’s Best Defence: в США, начиная с 1990 года, закрыта почти половина муниципальных МСЗ; было 192, осталось около 100 (www.nrdc.org). По данным же Wikipedia, и того меньше – 89.

В директивах, принятых ЕС в 2003 г. и обязательных для исполнения во всех странах Евросоюза, приоритет отдан вторичной переработке отходов. Сейчас, по данным Гринпис, в Европе перерабатывается от 50% до 80% стекла, бумаги и пластика. Вообще же мусор можно переработать почти полностью. Тогда свалки становятся ненужными. А в планах московского правительства – перерабатывать лишь 20% образующегося в столице мусора…


Что делать?

Представляется, что полный успех в раздельном сборе мусора может быть достигнут лишь в условиях наличия:
а) нормального развитого местного самоуправления; б) гражданского общества и гражданского контроля над властью; в) эффективной системы ЖКХ.
Таких инструментов у нас пока нет, хотя стремиться к этому, несомненно, нужно. Если хотим выжить и сохранить здоровье себе и своим детям.

marisha14 пишет:

Добрый день!
Приветствую всех тех замечательных людей, с кем знакома ещё по предыдущему Ясеневскому форуму!
У меня почему - то не качаются файлы с  этого форума и ни один документ не могу открыть.В чём тут может быть проблема?:rolleyes:

Видимо в браузере или в компе.

Мусор преобразил облик планеты

оригинал статьи http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/technics/605/
Началась новая геологическая эпоха — антропоцен. Это означает, в частности, что основной формой экономической деятельности для жителей Земли станет переработка отходов

Мусорный кризис в Неаполе уже привел к смене правительства страны, но все еще далек от завершения. Фото (Creative Commons license): LHOON


«Неаполь пал под извержением мусора», — так ещё недавно иронизировала европейская пресса по поводу очередного «мусорного кризиса» на юге Италии. С декабря 2007 года в области Кампания и на улицах Неаполя скопилось 250 тонн мусора. Мусорный кризис привел к кризису политическому: правительство Италии ушло в отставку, проведены внеочередные парламентские выборы. ЕС угрожает стране штрафными санкциями, если экологические проблемы не будут решены в кратчайший срок.

История мусорной лихорадки в Кампании началась ещё в начале 1980-х, когда во Флоренции сломался мусороперерабатывающий завод. Неаполитанская мафия «пришла на помощь» правительству Тосканы, и сотни тонн неочищенных отходов заполнили свалки, пещеры, овраги, ручьи и озера на юге Италии. В ответ на беспокойство местных властей о токсичности отходов каморра создала сеть лабораторий, которые выдавали липовые документы о безопасности ввозимого мусора. Это позволило не только притупить внимание властей, но и получать максимальную прибыль за счет утилизации мусора. Бизнес процветал, поток отходов шел даже из Швейцарии. Так, в одной из пещер был найден мусор швейцарского Красного Креста, для доставки которого потребовалось бы 28 тысяч грузовиков. Свалкой стал и кратер вулкана в пригороде Неаполя Пиануре, на что местные власти также закрывали глаза. Итогом такого решения «мусорной проблемы» стал рост онкологических заболеваний в загрязненных районах (показатель превышен в 4 раза по сравнению со среднестатистическими данными по стране), забой поголовья крупного рогатого скота в районах поражения и объявление многих водоемов запретными зонами.

Рукотворный Везувий
Первый мусорный кризис произошел 14 лет назад, однако решения проблемы не найдено до сих пор. Новый мусоросжигательный завод, который должен был заработать в декабре 2007 года, так и не вступил в строй. Местные жители, взволнованные экологическими проблемами, препятствуют открытию новых полигонов и расконсервации старых — в попытках найти выход из сложившегося положения администрация Неаполя решила расконсервировать свалку в пригороде Пианура, закрытую с 1994 года. Были предложения превратить в свалку и кратер Везувия. Вся вина за происходящее возлагается на коррумпированных чиновников и сицилийскую мафию, которые получают прибыль от утилизации токсичных отходов. Так, за несколько последних лет из-за связей с мафией были распущены 70 из 92 правительств местного самоуправления. По данным расследования, глава администрации Кампании Антонио Бассолино получал по сорок тысяч евро за консультационные услуги по утилизации отходов. На призыв жителей Неаполя уйти в отставку чиновник и его администрация заявили, что не могут покинуть город в столь сложный период.

К ликвидации «мусорного кризиса-2008» в Неаполе подключились страны — члены ЕС, отходы вывозили в Германию, однако решения глобальной проблемы утилизации отходов на юге Италии, как и во всем мире, пока нет. Накануне парламентских выборов в Италии лидер правоцентристов Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), который после своей победы в третий раз займет теперь премьерское кресло, посетил Неаполь. Он пообещал избирателям, что в случае победы его блока новый кабинет министров свое первое заседание проведет в Неаполе и не уедет из города, пока не решит «мусорную проблему». Он уже обвинил левоцентристское правительство страны в блокировке всех строительных проектов, начатых Кабинетом Министров самого Берлускони. «Правительство левых — главный виновник этой мусорной трагедии», — заявил Берлускони. Его противник, бывший мэр Рима Вальтер Велтрони (Walter Veltroni), считает, что из кризиса можно выйти, только уничтожив мафию. На улицах Неаполя стало меньше мусора, но жители города считают, что от зловония город избавился лишь на период избирательной кампании.


Политический капитал, сделанный итальянским телемагнатом и лидером правоцентристов Сильвио Берлускони благодаря экономическим сложностям нового поколения, служит поводом для многочисленных насмешек: достаточно вклеить его лицо вместо лица артиста Клаудио Амендолы, и афиша фильма 2005 года «Возвращение мусорщика» превращается политическую карикатуру
Со схожими проблемами сталкиваются во многих странах. Мусором завалены улицы большинства городов Индии. В начале этого года власти небольшого городка Бхаванипатна фактически объявили о начале экологической катастрофы: их населенный пункт превратился в большую помойную яму. Улицы усеяны мусором, кругом стоят смердящие мусорные бочки. По оценкам экспертов, город производит 35 тонн отходов ежедневно и лишь 40% из них вывозится — в Бхаванипатне не хватает мусорщиков. В 1974 году, когда в городе проживали 24 тысячи человек, на 84 км муниципальных дорог было 92 уборщика. С тех пор многие из них ушли на пенсию, а замены им не нашли. На 100-тысячный город, протяженность улиц которого выросла до 234 км, приходится 58 постоянных и 18 временных уборщиков при норме 468 человек.

Чиновники разработали программу по утилизации твердых отходов, на которую с 2005 по 2007 годы было выделено более двух с половиной миллионов рупий (примерно 676 тысяч долларов). Однако деньги остаются на счетах. По мнению городского главы, в дело должно вмешаться правительство Индии и выделить средства на строительство завода по переработке отходов. Только в этом случае проблема очередного «мусорного» города будет решена.

Обеспокоены проблемами переработки отходов и в России. Так, по официальным статистическим данным, оглашенным на заседании Совета Безопасности РФ в январе 2008 года, «темпы роста образования токсичных отходов в России опережают динамику ВВП, составляя 15–16%. С 1999 по 2006 годы выбросы от предприятий и других стационарных источников выросли более чем на 10%, а от автотранспорта — более чем на 30%». Предлагаемый выход включает в себя «принятие Федеральной целевой программы в области экологии, законодательные ограничения вредных выбросов, создание производств по переработке отходов». В промышленно развитых странах из твердых бытовых отходов получают стекло, пластик и бумагу — примерно по 20% имеющейся массы, ещё 5% — это металлы. Практически всё оставшееся идет на получение компоста. Существуют также технологии «экологически чистого» сжигания мусора с целью получения углеводородов или электроэнергии.

В России мусороперерабатывающая промышленность только будет создаваться. Современные заводы уже построены в Барнауле и Новосибирске. Но наиболее остро проблема «мусорного» кризиса стоит перед властями столицы. По их данным, город производит 5,5 миллиона тонн мусора в год, из них 4 миллиона тонн вывозится на подмосковные, без того переполненные, свалки. Власти Московской области уже закрыли 10 полигонов твердых бытовых отходов, на двух ограничен прием мусора, емкости остальных хватит на три года. И если немедленно не решить проблему утилизации мусора, то Москва в ближайшие годы столкнется с неаполитанскими проблемами. В планах правительства Москвы — строительство мусоросжигательных заводов, которые будут уничтожать 56% всего мусора, до 30% хлама пойдет на промышленную переработку, и лишь 12% — на полигоны. Эти цифры соответствуют европейским стандартам. Какие проблемы ждут горожан, чьи дома окажутся рядом с мусоросжигательными заводами или на месте бывших полигонов, чиновники не рассказывают.

Грязь в огне
По данным, приводимым на российском сайте «Гринпис», концентрация диоксинов в топочном газе в десятки раз превышает предельно допустимые значения.

Диоксинами называют группу универсальных клеточных ядов, имеющих сходное химическое строение. Поражение человека возможно при поступлении диоксинов в организм через желудочно-кишечный тракт. Химические вещества поражают поджелудочную железу, легкие, иммунную систему. Попадание диоксина в организм вызывает риск заболевания раком и может вызвать ряд других серьезных проблем для здоровья. В частности, они увеличивают частоту хромосомных мутаций и вероятность врожденных уродств из-за специфического воздействия на генетический аппарат половых клеток и клеток эмбриона.

В больших количествах диоксины производятся при сжигании мусора. Именно поэтому жители многих городов США, Японии и Европы протестуют против строительства мусоросжигательных заводов. Страна восходящего солнца стоит на первом месте в мире по выбросам диоксинов в окружающую среду. Во Франции движение против сжигания мусора становится все более значимой политической силой, поскольку диоксины все чаще обнаруживаются в продуктах сельхозпромышленности — прежде всего, в молоке и сыре.

Впрочем, у мусоросжигательных заводов есть и другие проблемы. Так, недавно построенный в Канаде мусоросжигательный завод был закрыт из-за отсутствия сырья. Власти Торонто попытались наладить сбор и переработку пищевого пенопласта и пластика, который применяется при упаковке продуктов. При малом весе этот пластик занимает большие объемы: один килограмм упаковки занимает половину бытового мусорного контейнера.


Знаменитый австрийский художник ХХ века Хундертвассер не без колебаний согласился на реконструкцию мусоросжигающего завода в пригороде Вены Шпиттелау. В конечном итоге предложение было принято только вместе с гарантиями, что новое оборудование завода будет самым современным и совершенным. Фото (Creative Commons license): Leon Brocard


В завод по переработке пластика было вложено 300 тысяч долларов, закуплены голубые контейнеры для сбора отсортированного населением мусора, однако проект оказался нерентабельным. Руководство предприятия ищет альтернативные источники сырья и одновременно проводит работу среди населения, разъясняя, какой пластик пригоден для переработки, а какой — нет (в Германии на приучение к правильной сортировке мусора ушло 25 лет). Также оно обращается и к производителям и продавцам продукции с просьбой использовать только тот пластик, который годится для переработке на местном предприятии. Ведь на подобные заводы попадает всего 20% пластика, годного для вторичного использования. В планах городских властей — увеличение платы для населения за большие объемы неотсортированного мусора, а также создание предприятий для переработки органики и смешанного мусора, поскольку городские свалки, по самым оптимистичным прогнозам, будут заполнены к 2024 году.

К борьбе с пластиковой упаковкой присоединились и в Великобритании, где ежегодно выкидывается 7 миллиардов одноразовых полиэтиленовых пакетов. По подсчетам «зеленых», такой пакет служит в среднем 12–20 минут, а на его разложение в среде уходит почти 400 лет. С требованием запретить использование упаковки такого рода выступил и премьер-министр Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown). Он поручил правительству принять меры по запрету оборота пластиковых пищевых пакетов на территории Соединенного Королевства и для начала ввести плату за пакет в размере пяти пенсов — сумма, полученная за них, может достигнуть £400 млн. Детали законопроекта дорабатываются министерством окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства (Defra), для того чтобы ввести его по всей Великобритании.

Крупные торговые сети по всему миру отказываются от одноразовой тары в пользу хлопчатобумажных сумок, которые можно будет использовать для покупок многократно и которые, попадая в среду, разлагаются бесследно. Предлагается также лимитировать количество пакетов на одного покупателя, но владельцы магазинов пойдут на то, чтобы брать деньги за пакеты, чем ограничивать их количество. По предварительным оценкам, несмотря на добровольное решение сократить использование одноразовых пластиковых пакетов на 25%, их количество уменьшилось только на 7,4%.


Пока что вопрос о том, ухудшат или улучшат экологическую ситуацию в столице новые мусоросжигающие заводы, остается открытым. Коллаж: Олег Сендюрев / «Вокруг света» по фотографиям Brian Jeffery Beggerly (Creative Commons license) и John Nyberg (SXC license)


Пластиковые архипелаги
Те триста островов искусственного архипелага «Мир», что недавно появились в водах Персидского залива у побережья Дубая в ОАЭ, далеко не единственный пример активного формирования человеком нового рельефа местности. Отвоевывают территорию у моря в Японии и Нидерландах, Эстонии и России, Катаре и Австралии. Кто-то таким образом решает территориальные проблемы, кто-то — оборонительные, кто-то строит зоны отдыха для привлечения туристов и сохранения природы естественных островов.

Но искусственные острова не всегда появляются по воле человека — иногда они возникают по его вине. Открытый летом 2007 года остров в Москве-реке стал следствием халатности строителей, возводящих комплекс «Москва-Сити». Остров образовался из осадочных веществ (песка, глины и бетонита) в районе Студенец-Ваганьковского и Ермаковского ручьев. Причиной его появления стал сброс неочищенных сточных вод через городской коллектор. На ликвидацию насыпи были брошены силы Мосводостока.

В Тихом океане плавает «пластмассовый суп» из мусора, сброшенного с морских судов и нефтяных платформ. Площадь «пластикового моря» уже почти вдвое превышает площадь континентальной части США и продолжает увеличиваться. Самая большая в мире свалка дрейфует в 500 милях от Калифорнийского побережья к Гавайям и Японии, выделяют её западные и восточные участки. 90% от 100 миллионов тонн плавающих на глубине 10 м отходов составляет пластмасса: обломки лодок, одноразовая посуда, зажигалки, зубные щетки и многое другое, что выбрасывалось в море за последние полвека. «Пластиковый суп» образовался в этом месте благодаря подводным течениям и содержит 46 тысяч фрагментов мусора на каждую квадратную милю. Впервые его обнаружили в 1997 году в районе «Северной Тихоокеанской спирали» — месте, где океан медленно циркулирует из-за слабого ветра и высокого давления. Самый большой урон «пластиковый суп» наносит пернатым. По данным Программы защиты окружающей среды ООН, он становится причиной смерти более 100 тысяч птиц, который принимают отходы за пищу и погибают от несварения. Впрочем, угрожает «суп» и людям, поскольку мелкие фрагменты пластмассы вступают в химическую реакцию с окружающей средой, выделяют пестициды и вместе с морской рыбой попадают к ним на стол.

Лента новостей ежедневно приносит сообщения о мусорных кризисах в Афинах, Флоренции, акциях «экологов» по очистке от мусора городов России. Более 5 миллионов человек в мире ежегодно умирают от болезней, связанных с проживанием в антисанитарных условиях. Для 60% стран мира проблема утилизации твердых отходов является одной из главных хозяйственных проблем. При этом и в начале XXI века природоохранное законодательство многих стран находится на уровне 1970-х годов и не соответствует современному состоянию проблемы.


В истории Земли началась новая геологическая эпоха: рельеф местности теперь меняется преимущественно в результате экономической деятельности человека. Фото (Creative Commons license): Daniel Nicolas


Более точно его отражает недавнее выступление геологов-стратиграфов Яна Заласевича (Jan Zalasiewicz) и Марка Уильямса (Mark Williams) из университета Лестера (University of Leicester). Они объявили, что вместе с коллегами по стратиграфической комиссии Лондонского геологического общества пришли к выводу: Земля вошла в новую геологическую эру развития — антропоцен. Следы изменений, происходящих на планете буквально на наших глазах, можно будет найти и миллионы лет спустя. И если смену предыдущих геологических эр и эпох связывают с катаклизмами и катастрофами (наподобие столкновения Земли с гигантским астероидом или глубинных изменений внутри планеты), то наступление новой эпохи ученые связывают с деятельностью человека. Здесь и глобальное потепление, вызванное увеличением выбросов углекислого газа, и повышение кислотности Мирового океана, и изменение рельефа планеты, и исчезновение многих видов флоры и фауны.

Относительно момента начала новой эпохи у стратиграфов единства нет. По мнению одних специалистов, антропоцен начался всего 200 лет назад с индустриальной революцией, другие говорят, что ему уже 5 000 лет — именно тогда в породах стали скапливаться первые результаты металлообработки. Так или иначе, индустриализация настолько изменила Землю, что имеется все больше оснований для того, чтобы говорить о начале новой геологической эры, считают британцы.

Сегодня археологи радуются, когда, производя очередной раскоп, в культурном слое «лохматого» века им удается найти свалку мусора — по нему можно узнать, как жили наши предки. Археологам будущего искать следы жизнедеятельности наших современников не придется — Земля уже задыхается от мусора.

Соседство мусороперерабатывающих заводов снизит цены на жилье в Москве

Автор блога: Marena
Размещено: 06-08-2008

Вполне понятно, что строительство мусороперерабатывающих комплексов в жилой зоне связано с опасными для здоровья выбросами, а также с имиджевой составляющей «заводских» районов, что по словам экспертов, может негативно отразиться и на коммерческой недвижимости, находящейся по соседству с комплексами.
   
Строительство мусороперерабатывающих и мусоросжигающих заводов в Москве приведет к 10-20% падению цен на жилье, расположенное около этих объектов. По словам руководителя ассоциации «Мусорщики Москвы» Лазаря Шубова, желающих жить в непосредственной близости от таких заводов и подвергать риску свое здоровье найдется немного. По словам экологов, работа мусороперерабатывающих предприятий значительно ухудшит экологическую ситуацию в городе и вызовет рост числа раковых заболеваний.
   
Напомним, что к 2015 году на территории Москвы будет работать 10 мусоросжигательных заводов. Недавно московская мэрия заявила, что в ближайшие 5 лет в Москве планируется строительство 6 мусоросжигающих заводов, 7 мусороперерабатывающих комплексов и завода по термическому обезвреживанию опасных медицинских отходов. География этих заводов распределится по Москве следующим образом: Алтуфьевское шоссе, 33а (промзона Руднево), ул Вагоноремонтная, владение 25 (промзона Коровино), ул. Чагинская, 2 (промзона Чагино), Строительный проезд (промзона Трикотажная), ул. Рябиновая, владение 28а, (промзона Очаково), промзона Теплый Стан, проектируемый проезд 710 (промзона Малино), ул. Угрешская, 22 и ул.Подольских курсантов, владение 22а (промзона Бирюлево).
   
Но больше всего достанется району поблизости от станции метро «Авиамоторная». Как заявляют представители мэрии, к 2011 году по адресу проезд Энтузиастов, 3 будет построен целый мусороперерабатывающий комплекс. Его производство включает в себя предприятия по переработке строительных отходов и по сортировке и первичной переработке крупногабаритного мусора.

24

(6 ответов, оставленных в Архив)

9-го февраля 2009 года состоится экскурсия членов Инициативной группы "За чистый воздух в Ясенево" на МСЗ №3 -Бирюлево, Ул. Подольских Курсантов дом 22а
Отчет об экскурсии и аудио будут позже

Некоторые аспекты мусоросжигания в Европе
Филипп ФИШО, эксперт проекта Тасис (Франция).

В 20 веке усилился процесс урбанизации, в крупных городах начали постепенно появляться мусоросжигательные установки, цель использования которых всегда состояла в том, чтобы снизить количество вывозимых отходов. Начиная с 50-х годов, к полигонам стали относиться как к чему-то, вызывающему сильное отвращение, строить новые полигоны становилось все сложнее и сложнее. Продолжался рост урбанизации, формировался новый образ жизни, соответственно менялся состав отходов.
В 80-х годах крупные компании по обращению с отходами пришли к выводу о том, что мусоросжигание принесёт гораздо больше доходов, нежели складирование отходов на полигонах. Началось лоббирование инициатив, связанных с мусоросжиганием. Первый нефтяной кризис в 1973 году позволил заговорить о возможности получения энергии из отходов. В настоящее время в западных странах сжигается от 20% до 60% подлежащих захоронению отходов. Необходимо отметить, что эта цифра минимальна в странах, не испытывающих проблем со свободными площадями (США), и максимальна там, где таковых недостаточно (Япония). Этим и объясняется первоначальная логика.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И РИСК СЖИГАНИЯ ОТХОДОВ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ ЧЕЛОВЕКА

Человек сжигал отходы всегда. Об этом говорят и сельскохозяйственные традиции, передававшиеся по наследству: в результате сжигания удаляются оставшиеся после сбора урожая отходы, а также часть сорняков. Проблему создают «современные» отходы. В 70-х годах в лесах была обнаружена странная болезнь. В некоторых городах, таких как Лос-Анжелес или Лондон, все чаще и чаще можно было наблюдать смог – иногда в течение целого дня или недели трудно было увидеть солнце. Анализ атмосферного воздуха показал наличие его окисления и высокую концентрацию твердых частиц. Было подтверждено, что в результате мусоросжигания образуется много пыли и вредных газообразных веществ, что приводило к кислотным дымам (хлористоводородным и сернокислотным).
Драматические события, произошедшие в городе Севезо (Италия), обратили внимание на то, что диоксины, выделяемые при мусоросжигании, обладают отравляющими свойствами. После этого риску для здоровья человека стало уделяться еще больше внимания. Одновременно заметим, что под конец 20-го века мы начали понимать, что причиной возникновения многих дегенеративных заболеваний, таких как рак, были экологические факторы. Чтобы понять патологический механизм действия диоксинов и определить предельные значения их безопасного воздействия должно было пройти какое-то время. Эти значения все еще остаются произвольными и используются лишь как меры предосторожности.
В последние пятнадцать лет нас начали беспокоить проблемы, связанные с действием летучих тяжелых металлов, которые также способствуют или являются причиной возникновения различных видов рака.

НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ БАЗА МУСОРОСЖИГАНИЯ

Нормативно-правовая база, регулирующая мусоросжигание, формировалась в два этапа. Первый был направлен на регулирование выбросов веществ, приводящих к возникновению таких явлений, как кислотные дожди и смог. На данном этапе были установлены предельные значения для выброса газов (CO, кислоты) и пыли. Второй этап был направлен на достижение долгосрочной санитарно-гигиенической защиты. В рамках этого этапа были определены предельные значения для выброса диоксинов и летучих тяжелых металлов.
В настоящее время в Европе действует Европейская Директива по сжиганию отходов от 4 декабря 2000 года № 2000/76/CE. Директивой установлены предельно допустимые нормы загрязняющих веществ для среднесуточных выбросов в атмосферу: CO (50 мг/м3), всего пыли (10 мг/м3), летучие органические соединения (10 мг/м3), HCl (10 мг/м3), HF (1 мг/м3), SO2 (50 мг/м3), NOx (200 мг/м3); а также предельно допустимые нормы разовых выбросов, которые могут происходить в течение получаса – это строго определенные нормы, которые нельзя превышать. В Директиве определены допустимые концентрации для летучих тяжелых металлов: кадмий + торий (0,1 мг/м3), ртуть (0,1 мг/м3) и общее значение для всех остальных металлов (1 мг/м3), зафиксированы допустимые концентрации и на выброс диоксинов и фуранов – 0,1 нг/м3. Директива также содержит нормы, регулирующие сброс сточных вод предприятиями.
Кроме того, определены правила проектирования и эксплуатации мусоросжигающих установок. В частности, Директива обязует осуществлять последующий дожиг отходящих газов. При сжигании твердых бытовых отходов выходящие из печи газы должны, по крайней мере, в течение 2 секунд подвергаться воздействию температуры 850 °C (при сжигании опасных отходов – 1100 °C). Для случаев одновременного сжигания отходов и рекуперации тепла, например, для сжигания отходов в цементных печах, устанавливаются такие же требования (за исключением особого рода отходов). Это значит, что нормы, регулирующие выбросы в атмо сферу, должны применяться для всех видов деятельности предприятия.

НИЗКИЕ КОНЦЕНТРАЦИИ ДИОКСИНОВ ИЗМЕРИТЬ НЕВОЗМОЖНО

Но не все так просто, как предполагает нормативно-правовая база. В частности, если обратиться к науке, то очень низкие концентрации диоксинов измерить невозможно. Диоксины и фураны присутствуют в окружающей нас среде, начиная с эпохи индустриального развития. Их влияние на здоровье человека изучается в течение нескольких десятилетий. Предельные значения для безопасного воздействия диоксинов были установлены в ходе исследований, проведенных представителями американской армии по отношению к оранжевому веществу, широко использовавшемуся во времена Вьетнамской войны, которое и было диоксином. Американской армией были определены эквиваленты токсичности 210 молекул диоксинов и фуранов. За основу бралась наиболее опасная из них (события в г.Севезо). Нормы варьируют от 1 до 0,001. Отношение к результатам исследований, проведенных армией с целью определения лимита воздействия, которому могли подвергаться солдаты в военное время, может быть исключительно скептическим!
По прошествии более 40 лет следует пересмотреть результаты этих исследований и установить новые лимиты. В нормативноправовой базе зафиксировано предельное значение – 0,1 нг/м3 ЭТ. Эквивалент токсичности (ЭТ) является суммой измерений веса 210 молекул. В первом приближении 0,1 нг/м3 имеет кратность порядка 10-13. Некоторые молекулы имеют ЭТ порядка 0,001, поэтому для того, чтобы принять во внимание данные замеров, необходимо обеспечить чувствительность порядка 10-16. Для получения двух значимых цифр кратность должна равняться 10-18. Для того, чтобы замеры имели смысл, во всей цепочке взятия проб и выполнения измерений должен быть один и тот же уровень чистоты. Однако это невозможно даже в условиях ультра-белого помещения, используемого для исследований по вирусологии. Нам же необходимо такое качество для взятия проб на выходе из дымохода на высоте 70 м! Хорошо, что есть предельное значение – 0,1 нг/м3, однако измерить его невозможно.

МУСОРОСЖИГАНИЕ ДАЁТ ВТОРИЧНЫЕ ОТХОДЫ

В результате мусоросжигания образуются вторичные отходы. Шлаки составляют 20 – 25% от массы поступающих отходов. В том случае, если они содержат менее 2% углерода, их можно использовать для дорожного покрытия. В противном же случае, такие отходы должны вывозиться на полигон для бытовых отходов. До тех пор, пока среди бытовых отходов мы будем находить батарейки, гальванические элементы и электроприборы, в шлаках будут присутствовать тяжелые металлы в больших концентрациях. Летучая зола после дымоочистки составляет от 2 до 5% от массы поступающих отходов и является более опасной ,чем шлаки. Её необходимо стабилизировать (смешать с цементом и известью для получения бетона). Вывозить ее нужно на полигоны для опасных отходов.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ

Мусоросжигательные печи могут быть выполнены с помощью самых разных технологий – бывают печи решетчатые, ротационные, с кипящим слоем и т.д. Напомним лишь, что сжигание бытовых отходов – это очень сложный химический процесс. Существуют тысячи различных молекул. В печи есть холодные и горячие зоны. Некоторые материалы могут играть роль катализаторов. Работают печи при избытке кислорода, 10% которого остается в дыме. Суммируя, скажем лишь, что в печи происходят бесконечные химические реакции, о которых мы ничего не знаем. Различные технологические решения, используемые для создания печей, направлены главным образом на то, чтобы избежать отвердевания отходов (скопления отходов в холодных зонах) и обеспечить контроль за процентом несжигаемых отходов.
Существует, однако, и постоянная величина. Бытовые отходы имеют НТП (нижний уровень теплотворной способности) – 2000 ккал/кг. При этом должна поддерживаться температура 850 °C. В связи с этим, мощность печи рассчитана на определенный поток отходов, который не может меняться: это X тонн/час ±5%. Для разжигания печи или ее остановки необходимо несколько дней. Поскольку печь требует немалых инвестиций, имеющих определенный срок амортизации, она должна использоваться постоянно и на полную мощность, что противоречит любой политике, направленной на снижение уровня образования отходов.

ПОЛОВИНА ИНВЕСТИЦИЙ УХОДИТ НА ДЫМООЧИСТКУ

В настоящее время 50% инвестиций, вкладываемых в мусоросжигательный завод, тратится на дымоочистку. Процесс дымоочистки, как правило, состоит из нескольких ступеней. Прежде всего, посредством пульверизации извести или соды обезвреживаются кислоты. В настоящее время все чаще и чаще используется аппарат по рекуперации тепла, приводящий к образованию пара, питающего турбину или генератор электроэнергии. Улавливание пыли осуществляется с помощью трубчатых или электростатических фильтров. Для борьбы с диоксинами часто вводится пылевидный активированный уголь. На заключительном этапе дым снова нагревают с тем, чтобы избежать образования белого пара, который проживающие по соседству жители считают дымом, а значит – загрязнением.
Диоксины разрушаются при температуре 1100 °C в ходе их последующего сжигания. Однако при температуре от 450 до 275 °C они образуются снова. Для рекуперации тепла необходимо, чтобы процесс охлаждения длился как можно дольше. Поэтому, чем больше энергии мы получаем, тем больше образуется диоксина. Сторонники мусоросжигания в целях обеспечения положительного отношения населения к мусоросжиганию часто прибегают к использованию такого аргумента, как получение энергии (что также требует больших инвестиций, оплачиваемых пользователями).

ЗАТРАТЫ И СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

В настоящее время оптимальная с точки зрения экономики мощность печи – это 10 тонн/час, или 80 000 тонн/год. На мусоросжигательном заводе используется 2 или 3 печи. Сумма инвестиций в завод, имеющий 2 печи (160 000 тонн/год), составляет порядка 100 млн. евро.
Затраты на переработку 1 тонны отходов варьируют от 60 до 100 евро за тонну. В сумму затрат входят затраты на амортизацию и обслуживание (50 на 50), а также затраты на дымоочистку (расходные материалы, очистка сточных вод, захоронение летучей золы).
Эффективность рекуперации энергии может измеряться в кВт/ч электроэнергии на тонну обработанных отходов. Во Франции речь идет о порядка 150 кВт/ч, в исключительных случаях – о 192 кВт/ч. Напомним о том, что эффективность утилизации биогаза от полигона ТБО составляет 250 кВт/ч, при этом в атмосферу не выбрасываются ни диоксины, ни тяжелые металлы, и не образуется летучая зола.
В заключение, отметим, что строительство мусоросжигательного завода требует, чтобы инвестиции осуществлялись сразу и в полном объеме. Кроме того, поток поступающих отходов должен быть постоянным. В отличие от этого, инвестирование строительства экологически безопасного полигона является постепенным, средства вкладываются по мере строительства новых карт. Экономическая эффективность полигона лишь в незначительной степени зависит от изменения потока поступающих отходов.